Иногда едешь в общественном транспорте или просто идешь по городу и вдруг встречаешься взглядом с совершенно чужим человеком, и на секунду тебе кажется, что ты понимаешь, о чём грустят его усталые глаза. Правда в том, что, скорее всего, ты никогда с ним больше не встретишься, как, впрочем, и не узнаешь, как он на самом деле живет. Это всегда что-то новое.

Жизнь таит в себе самые разные хитросплетения: грузчик, который пишет великолепные стихотворения, бомж, который несколько лет назад был профессором престижного вуза, девушка, которая в 20 лет стала замминистра, и… проститутка, которая поет в церковном хоре. То есть, регентша церковного хора, которая подрабатывает проституцией, чтобы выжить. Пожалуй, в этой истории стоит немного разобраться.

В церкви Лину ценят, она прекрасно поет, дирижирует хором и всё свое свободное время посвящает службам. Никто даже не подозревает, что сразу после их окончания она спешит домой, чтобы успеть принять душ и встретить очередного клиента. Увы, но зарплаты регента абсолютно ни на что не хватает, а на попечении женщины родная мама и дочка, которой она тоже хочет купить квартиру. Лине было 15 лет, когда ее изнасиловали: затолкали в машину, привезли на квартиру, там было много парней…

Она сбежала только глубокой ночью, спряталась на чердаке, и ее не нашли. Тогда она восприняла это как знак, что церковь ждет ее, тем более что вот уже несколько лет она посещала проповеди и пробовала петь.

Она провела в монастыре под Москвой 5 лет, училась церковному пению, а когда вернулась домой, то отправилась в ближайший храм — проситься в хор. В 20 лет ее уже абсолютно не интересовала мирская жизнь, она была погружена в пение и учебу. Особенно после того как влюбилась и забеременела, а семья потенциального супруга ее не приняла. Парень тоже решил за нее не вступаться…

«Я была скромная, не красилась, ни с кем не встречалась, мальчики меня тоже не интересовали, — говорит Лина. — Помню, подруги уговорили меня пойти на дискотеку, ярко накрасили, нарядили в красную мини-юбку. Все мужики на меня пялились, а мне было очень неуютно, я от всех пряталась».

Вскоре Лина родила дочку, и начался форменный ад. Ей пришлось доучиваться и работать на трех работах одновременно: петь в театре, в церкви, мыть полы. Она падала замертво, но денег не хватало. А мужики в округе уже приметили одинокую, симпатичную девушку, подкатывали без всяких стеснений.

«Было много предложений от мужчин: кто-то хотел серьезных отношений, кто-то встречаться для секса. Как-то позвали в гости соседи, там у них был чей-то друг. Пошел меня провожать на этаж ниже и прямо предложил забивать мой холодильник в обмен на секс. Я, конечно, отказала».

Деньги предлагали не все, чаще всего это были мужчины, которые искали обычных отношений без каких-либо обязательств. Переломный момент наступил, когда Лина попросила ухажеров дать взаймы хоть пару тысяч. И все отказали. Тогда она поклялась, что больше ни одному мужику не даст бесплатно. Она живет двойной жизнью уже 20 лет, и ни одна сторона не подозревает о том, чем она занимается.

Ее красивые фото есть на специальных сайтах, есть постоянные клиенты. Поначалу ей казалось, что будут кривые и косые, но велико было удивление, когда стали приходить ухоженные, симпатичные, красивые мужчины: жена надоела, жена беременна, жена родила. Когда Лина начинала, то снимала квартиру, однако поток клиентов пошел стабильный, она втянулась, взяла «двушку» в ипотеку и быстро ее выплатила. Утверждает, что удовольствия от своего занятия не испытывает, всё происходит механически. Во время работы думает о чём-то своем. Например, о ремонте или о том, что будет петь завтра в церкви.

Тем не менее Лина не считает свою работу чем-то унизительным: «Это раньше, когда я просто так давала, то чувствовала себя ниже плинтуса, а теперь мужику нужно пробиться ко мне в постель, заплатить три тысячи, постараться. Так что я намного лучше себя чувствую, чем тогда».

Икон у Лины в квартире нет, она не верит в библейского бога, а вот в своего — верит. Разговаривает с ним, как с другом. «Как можно жить, когда ты себя червяком ощущаешь? Если слушать церковников, грех — это вся твоя жизнь. Есть — грех, любить — грех. Поэтому я не слушаю, а просто живу».

Ей абсолютно ясно, что если в церкви узнают об этой стороне ее жизни, дорога в храм ей будет заказана. Согласиться с этим не может, потому что считает, что делает свою работу хорошо, прихожане ее любят. Какая разница, кто ты в жизни, если другие радуются? Верит, что нужна церкви, потому что она хороший профессионал. Лина искренне считает, что в ее случае проституция грехом не является. Признает, что с точки зрения морали эта работа, пожалуй, не совсем правильная, однако акцентирует на том, что именно благодаря ей может петь в церкви.

Загрузка...
Иначе просто пришлось бы искать другую, более прибыльную возможность заработать. Вот такой замкнутый круг. «Если думаешь, что грешен, что будешь гореть в аду, то так и будет. И здесь, и на том свете. Если же веришь во что-то хорошее, наполнен оптимизмом, у тебя будет рай на земле и рай после смерти. Никакой кары я не боюсь. Слишком мелко для бога наказывать нас за то, что мы неправильно едим или любим». Бог просит лишь об одном — пустить его в сердце. Это вполне по силам любому человеку, кем бы он ни был и чем бы ни занимался. Стоит лишь один раз сделать это, и весь мир навсегда изменится. «А теперь, кто без греха, пусть первым бросит в меня камень!»

ofigenno.com