Мой ребенок родился доношенным. Девочка. Весом 3.300 ростом 50 в 4.51 минуту. И она была бы нормальным здоровым ребенком ,если бы не ряд обстоятельств. Скажу коротко – роды были крайне тяжелыми, персонал нашего областного роддома не справлялся.

Шейка долго не раскрывалась, стимуляция не помогала, я рожала на 5 пальцах открытия. Меня раскромсали всю… но… Было поздно. Ребенок родился со страшной гипоксией. Как итог – гидроцифолия, пневмония… ДЦП…

Этот страшный диагноз прозвучал, как приговор. Сначала была реанимация. Мой ребенок лежал под аппартом искусственного дыхания и лишь слегка шевелил ручками.

Я рыдала. А врачи говорили – откажись, мол, зачем тебе… Она ведь как растение… Родить еще ты сможешь. Когда об этом узнал мой муж, он долго молчал, смотря в одну точку… А потом неожиданно заявил: «Врачи правы. Нам лучше отказаться от нее».

Он взял меня за руку тогда и вздохнул, как будто скинув груз ответственности. Он думал, и я того же мнения. Но я молчала лишь от того, что от боли в груди не было места словам.

Узнав о том, что я оставлять дочь не собираюсь, муж признался, что так жить не сможет…

На том и распрощались. Да, я забрала ребенка одна. Жить было самой не на что, не то чтобы воспитывать больного ребенка. Дочь назвала Викторией, каждый день разговаривала с ней и, мне казалось, она меня понимает, моргая глазками. Это все, что она умела.

Я бегала по врачам, но бесплатная медицина была почти бессильна. В один момент у меня опустились руки…. Пыталась обратиться за помощью к мужу, но он настойчиво избегал разговоров со мной. Я понимала, что в общем-то ничего не могу изменить.

Отдать ребенка и отказаться – равносильно смерти. Лучше уж сразу умереть…. Я открыла входную дверь, чтобы могли зайти люди, распахнула окно и забралась на подоконник. В этот момент моя девочка впервые закричала. Она хотела кушать.

Вы не представляете, какой спектр чувств я успела ощутить за две секунды. Я решительно захлопнула окно и больше об этом никогда не думала. Я взяла Вику на руки и пообещала, что никогда ее не оставлю. Я взяла себя в руки и пошла просить помощи у людей. Тогда не был так распространен интернет и соц. Сетей не было в помине. Я писала объявления и вешала их на подъезды.