Я уже писала когда-то свою исповедь на другом сайте, там меня чуть ли не прокляли. Прошло пару лет, но ничего не изменилось. На душу не стало легче и снова хочется выговориться и покаяться. Хотя нет, каяться не хочется.

Я ненавижу своего ребенка. Я, мать, желаю смерти своей дочери. Пока она была грудничком, я о ней заботилась и мне казалось, что я ее искренне люблю. Ведь как иначе – я же мать.

Но постепенно закрадывались сомнения, которые разъедали душу. И чем старше становилась дочь, тем меньше было любви и больше ненависти. По инерции я все еще заботилась о ней, беспокоилась. Делала, как все.

Однажды, когда дочери было года 3, нас с ней чуть не сбила машина. И я вдруг подумала: как спокойно и счастливо я бы жила, если бы не успела убрать коляску от приближающегося грузовика.

Помнится, входишь к ней маленькой в спальню, должна бы уже была проснуться и прислушиваешься: а вдруг не дышит? Ведь бывает синдром внезапной детской смерти. Прислушиваешься не со страхом, а с надеждой.

Моя дочь ничем не отличается от сверстников: симпатичная, хорошо учится, общается с друзьями, помогает по дому, не хамит и перезванивает, если где-то задержится. Знакомые и родственники ее хвалят, учителя и репетитор ее просто обожают.

Любовь дочери ко мне, к своей матери, и есть самое страшное: ведь я ее ненавижу. Да и дочкой я ее не называю – только по имени. Мне не просто неприятны ее прикосновения – я не люблю, как она одевается, как и что она говорит, как двигается, как смеется. Меня все в ней раздражает. Я хочу, чтобы она сдохла и исчезла из моей жизни.

Этого я ей не говорю, но ведь косвенно мое к ней отношение понятно и ребенок прекрасно его ощущает. Притворяться не получается и не получится, да я и не стремлюсь к этому. Я отбываю обязанность выращивания ребенка, как тюремный срок. Я ее кормлю, стираю вещи, слежу за здоровьем. И мечтаю, вытолкнуть ее в самостоятельную жизнь, подальше от меня. Но понимаю, что мое время тоже уходит, что я останусь старухой, одинокой и никому не нужной.

Я ее не люблю и не хочу любить. Все, что я хочу — чтобы ее не было. Я живу в аду и у меня нет сил из него выбраться. Я не виновата в том, что не люблю своего ребенка. Или все же виновата?

Автор: анонимно